«ИНТЕРЕСЫ ДОВЕРИТЕЛЯ ПРЕВЫШЕ ВСЕГО…»

KIR-1

Николай Петрович Кириллов пришел в адвокатуру после 25-летней работы на руководящих прокурорских должностях в Кузбассе. И уже 22 года успешно занимается адвокатской деятельностью в Томске и области. С высоты своего процессуально правового опыта и богатейшей практики он считает, что сегодня быть одновременно универсальным и успешным адвокатом невозможно. Поэтому последние шесть лет ведет только уголовные дела. Тяжкие и особо тяжкие, очень сложные, порой с драматическими коллизиями, в которые попадают его доверители.

— Николай Петрович, в День российской адвокатуры позвольте начать с вопроса о доступе к правосудию граждан, потерпевших от преступлений. Как добиваться торжества справедливости? Что необходимо сделать, чтобы слышнее и действеннее стали пламенные речи адвокатов в защиту униженных, незаконно обвиненных и осужденных? И почему судебная власть, как заметил в одной из своих статей президент Российской Федерации Владимир Путин, «в настоящее время носит ярко выраженный обвинительный и карательный уклон»?

— Поскольку все дела веду по соглашениям с клиентом, интересы моего доверителя для меня превыше всего, с точки зрения соблюдения закона и его законных интересов. Ведь адвокат в уголовном судопроизводстве осуществляет не только защиту обвиняемого, подсудимого на предварительном следствии и в судах, но и представляет в правоохранительных органах и судах интересы граждан, потерпевших от преступлений. На основании своей практики прихожу к выводу, что сегодня доступ потерпевших к правосудию затруднен, чему способствуют незаконные отказы в возбуждении уголовных дел следователями.

Приведу пример. 17 декабря 2014 года в ОМВД «Шегарский» обратилась с заявлением о возбуждении уголовного дела по факту мошенничества по одному эпизоду индивидуальный предприниматель О.Н. Богданова. Следователь, которому была поручена проверка заявления, никаких действий не проводил. Прокурор района отменял незаконные постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, а следователь через месяц вновь принимал следующее постановление. При этом ни руководитель отдела ОМВД «Шегарский», ни прокурор района не посчитали нужным задать следователю вопрос: чьи же интересы он защищает своим бездействием? Прошло полтора года. Однако до сих пор никакого окончательного решения по заявлению О.Н. Богдановой не принято. Моя доверительница уже теряет веру в закон, справедливость и неотвратимость наказания. Мною написано много жалоб в прокуратуру, но ничего не меняется.

Что же касается обвинительного уклона судов, то здесь ситуация меняется. 20 мая Государственная Дума РФ приняла во втором чтении президентский пакет законопроектов о расширении применения института присяжных. Коллегии присяжных вводятся в районных судах. Предусматривается, что закон вступит в силу в июле 2018 года. Коллегии будут состоять из шести присяжных, которые смогут рассматривать абсолютно все дела об убийствах. Кроме того, в их подсудность отданы дела по ст. 111, ч.4. «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего». Большой резонанс вызвала инициатива разрешить присяжным рассматривать дела по самообороне. Законы у нас вполне справедливы, да на практике подчас возникают проблемы. Готовятся законодательные акты по расширению полномочий адвокатов. Поэтому появились основания полагать, что ситуация с обвинительным уклоном приговоров поменяется к лучшему.

— Ваша доверительница О.Н. Богданова потеряла веру в закон и справедливость. Почему так произошло? Чем объяснить тревожное явление, когда, по данным правозащитников, тысячи российских граждан были арестованы, но впоследствии судами освобождены?

— Раньше санкцию на арест давал прокурор, сегодня – суд. В чем разница? Если прокурор санкционировал незаконный арест, а суд оправдывал человека, прокурор нес строгую дисциплинарную ответственность, вплоть до освобождения от должности. Сегодня же постановление об избрании меры пресечения гражданину выносит суд по представлению следователя, установив, что его подозрения находят свое подтверждение. Через несколько месяцев дело в отношении этого гражданина рассматривает уже другой судья, но никто из них персональной ответственности за незаконный арест не несет.

— Вы согласны с утверждением компетентных специалистов, что суды области порой выносят неправосудные приговоры?

— К сожалению, такие факты имеются. Особенно по уголовным делам, рассматриваемым в особом порядке судебного разбирательства. Рассматривая эти дела, суд может постановить приговор и назначить наказание только в том случае, если придет к выводу, что обвинение, с которым согласился обвиняемый, является обоснованным и подтверждается доказательствами.

Еще пример из моей практики. Приговором Стрежевского городского суда в особом порядке судебного разбирательства за хранение наркотиков осуждена гражданка Ш. Следственные органы установили, что сбытом наркотиков занимался сын, проживавший в одной с ней квартире. При обыске наркотики нашли, но мать взяла вину на себя, заявив, что хранила наркотики для личного потребления. Это было не подтверждено никакими доказательствами, а обыск в квартире ночью был проведен без санкции суда и согласия членов семьи осужденной. Тем не менее суд признал ее виновной в хранении наркотиков и назначил наказание 3 года шесть месяцев лишения свободы.

При рассмотрении апелляционной жалобы адвоката в судебной коллегии по уголовным делам областного суда осужденная призналась в самооговоре. Дело должно быть прекращено, поскольку при особом порядке судебного разбирательства оправдательный приговор выносить не предусмотрено. Однако апелляционная инстанция оставила приговор без изменения.

Много приговоров постановляются на недопустимых доказательствах, адвокат пишет апелляционные жалобы на такие приговоры, но их отклоняют, отставляя без удовлетворения. Поэтому нередко, выйдя из здания Томского областного суда после очередного отказа, у меня закрадывается шальная мысль: а что произойдет, если поставить в апелляционной инстанции вместо судей современный компьютер, запрограммировать в него уголовное, уголовно-процессуальное законодательство, постановления пленумов по уголовным делам? Полагаю, произойдет главное: количество измененных, отмененных, в том числе оправдательных приговоров, резко возрастет.

— Вы хотите сказать, что в этих ситуациях в силу вступают какие-то неправосудные факторы?

— Ни в коем случае. Смею предположить, это мое личное мнение, что на работу судов сильно влияет «госпожа статистика». Есть такое понятие «стабильность приговоров», исчисляемая в процентом отношении отмененных приговоров от вынесенных. Процент стабильности приговоров выводится по районам, городам и в целом по России. Этот показатель находится под постоянным вниманием руководителя регионального суда.

— Можете привести пример, когда вам удавалось доказать невиновность человека на стадии следствия или на суде?

— Конечно. Таких примеров предостаточно. Особенно запомнился один. Молодой человек был осужден за преступление, совершенное во время службы в армии. Отбыл наказание и вернулся в Томск, откуда призывался. Возле дома, где он проживал, ночью обокрали магазин. Следователь по внешним приметам, росту, одежде пришел к выводу, что кражу совершил именно этот молодой человек. Он был задержан, арестован и помещен в следственный изолятор. Когда я взялся его защищать, он отсидел в СИЗО несколько месяцев. Вину свою не признавал, говорил, что всю неделю в этот период копал картошку в Базое Кожевниковского района. Но ему не верили. Решил проверить его алиби сам. Съездил туда, взял объяснения в порядке 86-й ст. УПК РФ у нескольких человек, которые подтверждали, что мой подзащитный действительно целую неделю копал картофель у родственников, был на виду у всего села днем и вечером, никуда не отлучался. Предъявил собранные объяснения следователю и заявил ходатайство об их допросе в качестве свидетелей. Следователь удовлетворил ходатайство и, допросив всех свидетелей, пришел к выводу о непричастности молодого человека к краже магазина. Вынес постановление об освобождении и прекращении уголовного дела. С этим постановлением я приехал освобождать моего подзащитного. Когда его вывели из помещения СИЗО, он долго не мог ничего сказать. А мне надолго запомнились его благодарные глаза.

Беседу вел Владимир ФЕДОРОВ.

Реклама
Опубликовано 31 мая 2016 г.

Добавить комментарий