Вся правда о полиграфе: жук-вредитель с Дальнего Востока уничтожает пихтовые леса Сибири

Уссурийского полиграфа невооруженным глазом и разглядеть-то непросто — это жучок размером от двух с половиной до трех миллиметров. Но нанесенный им ущерб хвойным лесам огромен и сопровождается серьезными экологическими последствиями. Впервые попал в Сибирь этот типичный представитель фауны Дальнего Востока в 1970-е, был официально обнаружен и зафиксирован в Томской области в 2008 году, а сейчас специалисты наблюдают массовую гибель пихтовых лесов в результате распространения уссурийского полиграфа. Этот вредитель может оказаться страшнее сибирского шелкопряда — иных мер борьбы с ним, кроме санитарных рубок, пока не придумано.

Приехал по Транссибу

Обычный ареал распространения уссурийского полиграфа — российский Дальний Восток, Приморский и Хабаровский края, Сахалин, Курилы. Также он распространен в Японии, Корее и на северо-востоке Китая.

В Сибирь этого вредителя завезли с Дальнего Востока по Транссибу вместе с дальневосточными видами пихт. Так, известно, что еще в 60-е прошлого столетия, в шахтах Кемеровской области для изготовления рудничной стойки использовали древесину дальневосточной пихты. Поэтому, предположительно, сначала он попал в Кузбасс, а с годами распространился на огромной территории площадью более миллиона квадратных километров. Сегодня его «домом» стали Томская, Кемеровская и частично Новосибирская области, Красноярский и Алтайский края, а также Республика Хакасия.

ЭЛЬВИНА— Вредитель успешно адаптировался в наших условиях, он выдерживает температуру до 50 градусов мороза, — рассказывает Эльвина БИСИРОВА, научный сотрудник Томского филиала ФГБУ «Всероссийский центр карантина растений» и Института мониторинга климатических и экологических систем СО РАН. — Уссурийский полиграф защищен корой дерева, поэтому хорошо зимуют как взрослые особи, так и куколки, личинки и даже яйца.

Специалисты, занимающиеся мониторингом и исследованием лесных экосистем, провели в лесах Томской области масштабные исследования, которые охватывают описание древостоя, изучение биологии самого уссурийского полиграфа, в частности, и влияние его на лесные экосистемы в целом.

— Наша пихта оказалась не готова к такому «сожительству» с уссурийским полиграфом, — продолжает Эльвина Бисирова. — Жук «приехал» не один, он «привез» с собой офиостомовые грибы, которые вызывают некроз луба, отмирание той части дерева, что под корой. Сибирская пихта отличается более тонкой корой, чем ее дальневосточная родственница. Пытаясь заселиться, уссурийский полиграф втачивается в дерево. Пихта сопротивляется, выделяя смолу, тут-то и происходит внос патогенных грибков. Через два-три года ослабленное дерево больше не препятствует вторжению, и его спокойно заселяют следующие поколения уссурийского полиграфа. Таким образом, получается, что жук сам себе готовит кормовую базу. В очагах массового размножения на дереве плотность заселения может составлять от трех до восьми семей на один квадратный дециметр, в итоге весной с этой площади вылетают сотни особей молодого поколения.

В благоприятных условиях, при солнечной сухой весне и жарком лете, жук может серьезно увеличить свою численность — он способен дать две генерации «полиграф полиграфовичей» за один сезон.

И пихта «заплакала»

ДИРЕКТОР— Интересно, что на Дальнем Востоке уссурийский полиграф не является таким первостепенным вредителем, как у нас, — вступает в разговор директор Томского филиала ФГБУ «Всероссийский центр карантина растений» Петр ЧЕРНОГРИВОВ. — Там есть хищники, которые регулируют его численность, поэтому и нет таких массовых очагов его распространения и массового поражения пихты, что мы наблюдаем сегодня. Для нашего региона он оказался очень агрессивным видом.

Проявления уссурийского полиграфа можно диагностировать по вытеканию смолы по стволу. Если пихты «плачут» — это первый признак, что вредитель уже здесь. Затем у дерева желтеет хвоя, оно усыхает и, в конце концов, отмирает.

Все, кто проезжает по новому мосту через Томь, могут видеть работу полиграфа — с правой стороны стоят высокие пожелтевшие пихты. А в Ларинском заказнике, где наблюдения ведутся с 2012 года, буквально на глазах специалистов усохла большая часть темнохвойного ядра заказника. «Где был сухостой, мы видим сплошные вывалы и буреломы, оставшиеся живые пихты в некоторых древостоях составляют 10-15 процентов от прежнего количества, — поясняет Эльвина Бисирова. — Этот вид оказался очень агрессивным, за короткий период времени повреждает очень много деревьев».

ПОЛИГРАФ ПРИ ИСПОЛНЕНИИ-2Гибель пихты даже в смешанном лесу приводит к серьезным изменениям в лесной экосистеме. Изменившийся режим освещения и увлажнения ведет к трансформации напочвенного покрова. Появляется высокий травостой, разрастаются кустарники, и это мешает прорастать представителям древесных пород. В итоге меняется вся структура леса, от верхнего полога до напочвенного покрова. Хотя, казалось бы, маленький жучок…

Испытания в лабораторных условиях показали, что полиграф может заселять и сосну, и кедр, и лиственницу, в природе тоже находили единичные экземпляры жука на этих деревьях. Но пока есть пихта — она будет интересовать вредителя в первую очередь.

— Сегодня мы сосредоточились на борьбе с сибирским шелкопрядом, но под прикрытием шелкопряда остается пока недооцененным не менее серьезный вредитель, — считает Петр Черногривов. — Шелкопряд дает вспышку численности на три-четыре года, потом десятилетиями он не напоминает о себе. Уссурийский полиграф приходит всерьез и надолго, и пока пихта не закончится, его ничто не остановит.

Орудие борьбы — топор

Если с нашествием сибирского шелкопряда бороться можно, и это получается успешно, то с уссурийским полиграфом все сложнее. Шелкопряд поедает хвою, он на виду, хороший эффект дает химическая обработка с земли и воздуха. Полиграф прячется под корой деревьев, и бороться с ним намного сложнее.

— Единственный надежный метод – это топор, — говорит Эльвина Бисирова. — Своевременное обнаружение зараженных деревьев и их ликвидация, чтобы предотвратить дальнейшее распространение жука. При этом с деревьев нужно снимать кору, а порубочные остатки тщательно утилизировать.

ПОЛИГРАФ ПРИ ИСПОЛНЕНИИ-3Древесина от вредителя не страдает, говорят специалисты. Но такие деревья, если их вывозить из леса вместе с корой, нужно обрабатывать с помощь химических веществ. Иначе велика вероятность дальнейшего заражения лесов.

— Большой бич при проведении рубок — огромное количество порубочных остатков и захламление лесосек, — продолжает Петр Черногривов. — В случае с пихтой это недопустимо и даже фатально, ведь очаг остается, и идет еще большее распространение вредителя. Очень важно, чтобы за качеством лесосек после санитарных рубок следили органы лесного контроля. И чтобы лесозаготовители обязательно окоряли древесину и проводили химическую обработку. У нас в организации есть для этого все возможности, но заказов пока не поступает.

Специалисты считают, что нужно шире информировать население. Если лесозаготовитель берет лесную деляну в аренду на длительный срок, он должен понимать грозящую пихтам опасность и принимать все необходимые меры по санитарным рубкам и утилизации порубочных остатков. Ведь ему в первую очередь невыгодно, что через пять-десять лет пихты в его лесу может не остаться. Арендодатель должен учитывать эти моменты при контроле за работой арендатора, обращать на них первостепенное внимание.

— Мое ощущение, что мы еще не осознали величину трагедии, связанной с появлением у нас уссурийского полиграфа, — отмечает Петр Черногривов. — По нашей области он уже долетел до Каргасокского района. Сейчас стоит задача предотвратить его дальнейшее распространение как внутри области, так и по Сибири в целом. В наши северные районы он еще только заходит, но мы уже знаем, какова его скорость захвата новой территории. Необходимо своевременное выявление свежезаселенных древостоев, их вырубка и вывоз, чтобы жуки не наращивали численность популяции.

Могут помочь и сами жители — грибники, охотники, отдыхающие. Если в лесу встречаются пихты, залитые смолой, с рыжеющей или опадающей хвоей, такие случаи нужно фиксировать и сообщать о них в лесничества или департамент лесного хозяйства.

Юлия КЛИМЫЧЕВА.

На фото: деревья, поврежденные полиграфом, восстановлению не подлежат.

Газета «Красное знамя», 26 сентября 2018 года.

На правах рекламы

Добавить комментарий