Хватит платить, пора покупать: почему счета за тепло такие непрозрачные

За тепло и заботу

В предыдущих материалах «Красного знамени» (от 8.09.17 — «Трудности перевода: о том, как «свое» прочтение закона увеличивает прибыль тепловиков» и 27.09.17 — «Нетеплые отношения — вместе с отопительным сезоном потребители получают досадные сюрпризы») специалисты делились знаниями о том, как, ссылаясь на «единый измерительный комплекс» и «перетоп», продавцы теплоэнергии берут с нас далеко не по факту потребления.

В этом материале практикующий юрист Александр ДУБРОВИН рассуждает о том, почему, несмотря на недовольство сотен тысяч потребителей ростом стоимости услуг теплоснабжающих организаций, эмоции и активная позиция большинства не покидают пределов собственной кухни. «Спорить с энергетиками бесполезно, сложно, а зачастую и боязно» — такова позиция среднестатистического потребителя.

— Ничто так не объединяет россиян, как нелюбовь к счетам за теплоснабжение и вечный вопрос последнего десятилетия: откуда они берут такие цифры? Каждая очередная зима прибавляет седых волос вместе со строкой в «жировках» за тепло в квартирах и офисах. Все потому, что нет понимания, почему столько, ведь в прошлом году сумма была меньше, хотя за окном стояли морозы не в пример нынешней температуре наружного воздуха. И почему в соседнем многоквартирнике, точно таком же доме, цифирь за тепло гораздо меньше?

Но если эти вопросы не покинут территорию вашей кухни, чиновники с теплокоммерсантами так и продолжат устраивать показное шоу для публики под названием «борьба с ростом цен на тепло», а население — терпеть и платить. Заметьте, платить, а не покупать. Знаете, в чем разница? Покупают равные у равных, то, что нравится и за понятную адекватную цену. Без лишних вопросов платят холопы барину дань и оброк. Есть ли выход? Вопросы, вопросы. Попробуем стать хоть на несколько минут знатоками, сосредоточенными на игре «Что? Где? Когда?»

Что и кто?

Из уважения к почитаемой профессии давайте отделим понятие «энергетик» от тех, кто приватизировал монопольную возможность продавать вам энергоресурсы – это тепловые коммерсанты.

Итак, ресурникам выгодно, чтобы мы не разбирались в нюансах того, за что мы платим в счетах за тепло. Чтобы «нагреть» нас, создан большой штат социально ответственных (к своим акционерам) сотрудников, построено большое красивое здание. Как известно, сотрудникам нужен начальник, а акционерам исполнительный придумщик. Назовем этого ловкого и юркого придумщика Юрченко.

Кстати, в законе всяким этим бесконечным РТС-ам, ТГК-666 и прочим в народе горячо любимым «повелителям тепла» название придумали – теплоснабжающие организации. Главное их сокровище — источники тепловой энергии.

Как?

Остап Бендер ведал о 400 относительно честных способах отъема денег у населения. «Я знаю 18 схем, по которым энергетики обманывают людей», – говорит уважаемый томский пенсионер, сам бывший энергетик. Так и хочется добавить к его словам: «Теперь я на другой стороне, и меня этот обман не устраивает». Я 400 способов не знаю. И 18 тоже. Но накопленный юридический опыт позволяет обобщить некоторые типовые ситуации. К тому же несколько лет я сам поработал председателем ТСЖ, а также консультировал и консультирую жилищные кооперативы и граждан по вопросам взаимоотношений с ресурсниками.

Итак, наступает осень-зима, и тепловые коммерсанты со всей социальной ответственностью (и мы помним, к кому) приступают к решению схем «Как вас нагреть» и «Почему это не должно кончаться». Подвижки цены на гигакалорию это скорее отвлечение внимания от более важных аспектов. Главная задача «теплокоммерсов» – не ценовая война, а перевод вас на расчеты по нормативу любыми способами. Чтобы вы не покупали тепло по факту потребления, а платили за него определенную дань независимо от температуры за окном и количества потребленного. Само собой, в пользу ресурсников.

Как же так, скажете вы. Ведь столько шумихи об энергосбережении, об учете ресурсов, о реформах в сфере ЖКХ. Правильно, эти законы преследуют разумные цели, они действительно нужны и написаны для блага экономики, государства и общества. Но чтобы мечты сбывались у акционеров теплоснабжающих организаций, наш Юрченко ищет или придумывает лазейки в этих неудобных для акционеров законах. В результате его придумок в карманы широких штанин (кстати, паспортины акционеров там не обязательно краснокожие) текут сотни миллионов и даже миллиарды рублей в год. Дополнительно, бонусом к стоимости реализованного тепла.

Все слышали слово «перетоп»? Это придумки вот таких ловких Юрченко. А помните историю со сбором платы за тепло от полотенцесушителей? Те же ловкачи. Еще одно новшество – «ваш теплосчетчик нам больше не нравится». Это недопуск теплосчетчиков, которые стоят в вашем доме уже много лет и исправно служат. Но вот беда, если в счетчике нужно сменить только элемент — расходомер, например, или тепловычислитель, то теплосчетчик не допускается к учету, и за тепло нужно платить по нормативу. Если мы в «Жигулях» меняем карбюратор, они разве перестают быть «Жигулями»? По мнению ловкого Юрченко, перестают, и ездить на них нельзя. А самое курьезное заключается в том, что по предписанию инспектора от ресурсников несоответствие правилам заключается лишь в том, что нет датчиков давления и запоминает тепловычислитель не 256 записей, а 180-200. Какая важность запоминать 256 записей, если минимум раз в сутки все показания счетчика передает телеметрия? И куда передает? Ловкому Юрченко!

А наличие датчиков давления требуется для контроля качества услуги и является правом, а не обязанностью потребителя. Видите, какая забота о потребителе со стороны теплокоммерсов.

Что делать?

Права-то потребитель имеет, а воспользоваться ими зачастую не умеет. В данном случае есть выход. Никаких устных жалоб, споров и вопросов. Только письменные обращения. Пусть вы не знаете, как сформулировать проблему и кому правильно адресовать. Главное – письменно изложить претензии, желательно от каждого, кто задается вопросами к энергетикам. Потому что, согласно федеральному закону 59-ФЗ, когда количество письменных жалоб по схожим вопросам набирает некоторую критическую массу на столах прокурора, губернатора, мэра, председателя Думы, да хоть президента, – отписаться уже нельзя. Пока происходят частные случаи, проще их замять. А вот когда количество частных случаев зашкаливает и превращается в статистику, начинает работать государственный механизм.

И знаете, в Российской Федерации очень хороший бюрократический аппарат. Нужно только уметь заставить его работать правильно и выдавать требуемые результаты, даже если чиновник ангажирован и ему не хочется. Правда, для этого вопросы нужно формулировать так, чтобы отпиской ограничиться было невозможно. Простому гражданину это почти непосильно. Однажды я увидел объявление на стене: «Юридически подкованный пенсионер замучает запросами любую организацию по вашему выбору», и понял, что и на пенсии мне будет чем заняться.

Почему и зачем?

По подсчетам известного в Томске юриста, давно консультирующего граждан и ТСЖ по вопросам ЖКХ, в среднем к нему обращается 10-20 человек в месяц с вопросами по теплоснабжению. До суда, правда, доходят не все. Во-первых, потому что теплокоммерсы с кем-то предпочитают договориться в частном порядке, «чтобы не выносить сор из избы».

Другая причина — лень. Можно поплеваться в адрес ресурсников, государства и чиновников, а утром пойти дальше зарабатывать деньги для платы за тепло. Третья причина – страх. Фраза «пойти в суд» большинству сама по себе страшна. Но бояться нечего. Суд – это учреждение, где работают юридически грамотные люди. Применяя закон, они вправе решить спор, в котором вы сами не договорились, и такое решение будет обязательно для обоих. Вот и все. Системно работающие государственные и коммерческие механизмы просто ходят в суд за решениями своих споров, чтобы преодолеть «затык» и идти дальше. Я специально использую слово «механизм». Государство, муниципалитеты, департаменты, прокуратура, полиция или коммерческие организации – это все ме-ха-низ-мы. Это не добрый/злой инспектор, это не плохой/хороший чиновник. При правильной эксплуатации этих механизмов персональные качества задействованных «винтиков» утрачивают значение.

Поверьте — если вы подадите в суд или пожалуетесь на теплокоммерсантов, никто не придет вам «бить морду», писать на двери «казёл» и не станет обзванивать банки с просьбой «не давай Иванову кредиты», инспектор не станет «драконить» ваш дом. Для них вы просто один из сотен.

А надо, чтобы были тысячи, десятки тысяч, тогда станет проще изменить изъян в системе, чем реагировать на частные случаи. Законодатель не в силах предусмотреть в правовом поле все нюансы, «детские болезни» закона выявляются в процессе его использования.

Вот, например, у вас дома едва теплые батареи, вы мерзнете, а счета исправно «жаркие»? Скорее всего, теплокоммерсы нарушают договорной график. Судитесь – за качество услуги, за перерасчет. Закон «О защите прав потребителей» на вашей стороне. Или — у вас произведен расчет по нормативу, хотя в вашем доме установлен и работает теплосчетчик? Судитесь и требуйте перерасчет.

Правильно оформить иск помогут юристы. Правда, вот тут еще одна причина, почему люди не идут в суд. Вы оспариваете, например, переплату в 500-1000 рублей, а услуги юриста стоят многократно дороже. Тут надо понимать, что, во-первых, часть денег вы вернете в качестве судебных расходов, а во-вторых, у вас есть соседи с теми же проблемами, объединитесь и разделите траты. И, в-третьих, тогда это больше не повторится в будущем.

В конце концов, ведь теплокоммерсанты могут и просто ошибаться, как в расчетах, так и в толковании законов, надо их поправить, и это будет иметь эффект для всех и на будущее. Накопленная судебная практика — очень эффективный инструмент для изменений, в том числе на законодательном уровне. Как правило, в определенный момент накопления Верховный суд обобщает судебную практику, а Конституционный суд может заставить законодателя усовершенствовать закон. Кстати, как вариант, можно обратиться в прокуратуру с требованием выступить в защиту неопределенного круга лиц.

Так или иначе, за свои потребительские права можно и нужно бороться. Вот всего лишь один пример, когда грамотные действия сэкономили жильцам 9-подъездного дома десятки тысяч рублей. Несколько лет назад жилищному кооперативу «Доверие» по Иркутскому тракту выставили счет в 300 с лишним тысяч рублей за две недели в мае, когда большой многоквартирник уже не потреблял теплоэнергию. И жильцы с помощью специалиста сумели это доказать, потребовав в суде от ресурсников журнал центрального теплового пункта, куда заносятся все даты закрытия и открытия задвижек тепломагистралей.

Подводя итог, хочется привести мудрую цитату — наглость жадных проистекает от молчания пассивных. Да, теплокоммерсанты монополисты. Да, у них огромное влияние и ресурсы. Но они не непобедимы. В конечном счете, они просто поставщики, продавцы. Если потребители будут действовать, а не молчать, то и в теплоснабжении будет наведен порядок.

Александр ДУБРОВИН, юрист.

Опубликовано в «Красном знамени» 18 октября 2017 г. в качестве передовицы (стр. 1).
  • Дубровину
    На примере дома Студгородок, 5-а.
    Конфликтные отношения между поставщиками энергии и пользователями возникают
    из-за неопределенности распредления ответственности между участниками агломерата поставщиков энергии и, как следствие, непрозрачности платежей. Договор на поставку энергии АО «ТомскРТС» осуществляет с УК «Источное», установка, поверка счетчиков является прерогативой УК «Источное», запуск систем отопления, устранение аварий осуществляет УК «Источное», изменение в системе отопления УК «Источное» проводит на основе предписаний тепловой инспекции АО «ТомскРТС», начисление платежей осуществляет АО «ТомскРТС», платежи проводятся в р/с АО «ТомскРТС».
    Возникновению конфликтных ситуаций способствует неопределенность в обозначениях терминов и определений в существующих законах и постановлениях правительства в области теплоснабжения, предоставления коммунальных услуг пользователям, собственникам жилых помещений. Тепловая энергия, которая заключена в используемом топливе, является товаром, поскольку на его производство, транспортировку, доставку к пользователю-покупателю затрачен труд всех исполнителей. Этот товар имеет характеристики: энтальпия -это произведение температуры на теплоемкость (ккал/кг) — и количество теплоносителя (кг, т.). Произведение энтальпии на весовой расход теплоносителя есть килокалория (1ккал=0.000001Гкал). При этом учитываются затраты на обработку, нагрев теплоносителя. Поэтому потребитель получает не тепловой ресурс, а товар -тепловую энергию. Этот товар у потребителя -покупателя проявляется в виде степени нагретости поверхностей отопительных радиаторов. Пользователь-покупатель может определить ценность и стоимость товара, если он умножит площади нагретых поверхностей радиаторов на разность температур нагретых поверхностей радиаторов и воздуха в помещении и на коэффициент теплоотдачи. Результат такого умножения — количество тепловой энергии, поступающей в помещение в единицу времени. Температуру поверхности радиатора можно замерить инфракрасным термометром (пирометром, например ARKOM PR280), температуру воздуха техническим спиртовым термометром или тем же пирометром замера температуры какой либо поверхности в помещении вдали от радиатора. Существует большая номенклатура средств определения температуры поверхностей отопительных радиаторов. Процесс определения температуры поверхностей радиаторов может быть автоматизирован а данные измерений переданы в приемное устройство  компьютер для суммации показателей и обозначения потребленной тепловой энергии.
    В нормативных, правовых документах основная характеристика тепловой энергии -температура поверхности радиаторов- не фигурирует. Нет там и обозначения тепловой энергии как товара. Это приводит к конфликтам из-за начислений за недополученное тепло в случае неудовлетворительного прогрева радиаторов.
    Игнорирование прав пользователей.
    По конституции «каждый имеет право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением (ст.42)». Благоприятная среда в помещении определяется микроклиматом, который в соответствии с гигиеническими нормативами, в свою очередь, определяется потребным воздухообменом, температурой, относительной влажностью, подвижностью воздуха в помещении. Существуют нормы воздухообмена в помещении: 3 куб м в час на один кв. м. площади помещения (СНиП 2.08.01-89*).
    «Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления (ст.21)». Однако умаление достоинства имеет место при возникновении разных метеоусловий в квартирах собственников. У одного собственника температура поверхности радиаторов выше 65 градусов, температура помещений выше 22 градусов, при этом он осуществляет необходимый воздухообмен, так что воздух в помещении свежий, он и его семья находятся в комфортных условиях. У другого собственника температура поверхностей радиаторов в среднем едва превышает 38 градусов, температура в помещении ниже 20 градусов, при этом он не может проводить требуемый воздухообмен из-за переохложения членов семьи. Он находится в критических условиях при угрозе потери здоровья. Конечно, для поддержания гигиенически требуемых условий собственник вынужден подтапливать помещения электрическими нагревателями. При этом представитель УК, отвечающий за функционирование отопления, на законном основании примет решение, что температура в помещении соответствует нормативам, а температура поверхностей радиаторов в нормативах не прописана, поэтому никаких действий по наладке системы отопления проводить не нужно и собственник вынужден переплачивать за отопление.
    Если бы в законодательных актах в области теплоснабжения был определен фактор температуры поверхности, как главный показатель качества поступившей энергии, такой ситуации в принципе не могло бы возникнуть, поскольку руководство УК можно было бы привлечь к административной или уголовной ответственности за недопоставку тепла, ведущую к разрушению здоровья пользователей.

Добавить комментарий для Василевский Михаил Викторович